Среда, 18.10.2017, 03:04
Приветствую Вас Гость | RSS

Грязная Европа Dirty Europe

Меню сайта

   

   

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Новая европейская бедность

Новая европейская бедность в Латвии

Небольшой городок Ливани на востоке Латвии, в исторически бедном регионе Латгалия, — типичный пример бедного города с закрывшейся промышленностью, потерявшего значительную часть населения.

 
«Почти в каждой семье кто-то уехал в Великобританию или Ирландию. У меня два сына в Ирландии, там уже внучка родилась», — говорит «Эксперту» Лолита Беча, управляющая в Ливани благотворительным общинным центром организации Balta Maja. Беча — высокая, красивая латышка, одновременно рассказывает о ситуации в Ливани на русском, немецком и английском. 

Уже много лет Balta Maja пытается помогать жителям города получить навыки, способные облегчить их существование в тяжелой экономической ситуации: на курсах кройки и шитья их учат, как можно починить порвавшуюся одежду, а с помощью западных фондов Balta Maja раздает жителям коров и рои пчел. «Только бы человек работал. А на следующий год тот, кто получил рой, должен дать пчел еще одной семье или передать теленка», — говорит г-жа Беча. 

«Конечно, мы не в Риге, мы работаем больше. У всех есть огороды, уже в феврале на всех подоконниках выращивают рассаду помидоров. Или вот в этом году грибов было много — на одних грибах и ягодах, думаю, можно прожить. Это естественно, это как вторая смена после работы, — вторит ей пенсионерка Венеранда Цауне, с некоторой гордостью отмечая: — Мы и бусы, и шапки, и носки научились делать — все продаем в Европу, на рождественские рынки». 

Проблемы Ливани типичны для латышской провинции. В центральном офисе благотворительной католической организации Caritas в Риге активист Инесе Мичуле рассказывает, что в некоторых городах Caritas открыла специальные суповые кухни для детей из бедных семей, там дети могут хотя бы сытно поесть. «Порой родители не пускают детей в школу, потому что нет денег на портфель, на сапоги, на книги. Я лично знаю семью, где родители говорят: вот этот ребенок не пойдет в этом году в школу. Другие ходят, а этот — нет. Конечно, из школы приходят, ищут этих детей. Но социальные работники не всегда могут найти их — родители лгут, что ребенка нет дома», — с горечью говорит г-жа Мичуле. 

Латвия, страна с двухмиллионным населением, очень сильно пострадала от кризиса. Но даже и до кризиса доля бедных в населении этой страны была самой большой в Евросоюзе — 23%, и это с учетом всех социальных трансферов. Рижские кафе дороже, чем берлинские, но это сфера, рассчитанная в первую очередь на туристов. Рядом с дорогими ресторанами, практически в центре города, стоят много лет не крашенные разваливающиеся деревянные дома, а прохожих с потухшим взглядом явно куда больше, чем в других европейских столицах. 

В латвийской Лиепае был случай, когда начальник дорожной полиции города каждый год в отпуск ездил в Данию на пушную ферму, чтобы подработать на неквалифицированной работе, — он сдирал там шкуры

«Нищие — это люди без работы. А бедные — это люди работающие. Например, учитель получает 200 латов. При этом он весь день работает, у него высшее образование — но он бедный. 200 латов хватит ему, чтобы заплатить за квартиру и скромно питаться. Для него, конечно, и речи не идет об отпуске, одежде и так далее. Или полицейский: он тоже может получать от 200 до 300 латов, если только не перерабатывает, не берет полторы ставки. То же самое с врачами, медсестрами. У нас был вообще вопиющий случай. Начальник дорожной полиции крупного города Лиепая каждый год в отпуск ездил в Данию на пушную ферму, чтобы подработать на неквалифицированной работе — сдирал шкуры с пушных зверей. Все люди стараются подработать: учитель — репетитором, полицейский — сторожем», — эмоционально рассказывает Юрий Соколовский, политик из латвийской партии «ЗаПЧЕЛ» («За права человека в единой Латвии»). 

Энергичный худощавый мужчина с открытым лицом, Соколовский подробно рассказывает о том, как именно житель Латвии может стать и становится по-настоящему бедным: «Если вы теряете работу, то первые два месяца получаете 70 процентов от своей зарплаты, потом от двух до пяти месяцев, в зависимости от стажа работы, — 50 процентов, а затем только 45 латов в месяц. Это около 65 евро. При этом одни только платежи за двухкомнатную квартиру зимой могут легко составлять до 100 латов. Недавно из фондов ЕС была оплачена программа полугодовой занятости безработных на уборке улиц — с зарплатой 100 латов. Так улицы городов мгновенно стали чистыми», — усмехается г-н Соколовский. 

«Это современное рабство» 

В центральном офисе латышского профсоюза работников науки и образования LIZDA на двери огромный плакат: тугой ремень, стягивающий группу людей. «Это символизирует удушающую политику экономии», — поясняет мне одна из сотрудниц. Бюджетники, в том числе учителя, — одни из главных кандидатов в бедное население Латвии. «Начиная с 2009 года в образовательном секторе произошло резкое сокращение расходов. Бюджеты образовательных учреждений были сокращены: на 40 процентов для школ, на 50 процентов для вузов и на 60 процентов для исследовательских центров. Я сама преподаю в вузе и получаю сегодня лишь треть от того, что получала два года назад, потому что сначала мне сократили зарплату, а потом уменьшили количество часов преподавания. Прежде всего сокращению подвергаются женщины, не имеющие профессорской должности», — говорит «Эксперту» один из лидеров LIZDA Ильзе Трапанциере. 

В Латвии очень просто скатиться в полную нищету Сергей Сумленный Хотя лицо г-жи Трапанциере остается спокойным, чувствуется, как она волнуется, когда рассказывает о том, как тысячи работников науки и образования превратились в бедняков: «Спросите учителей, как они выживают. Я не знаю, как им это удается. Полная ставка учителя — 255 латов в месяц, или чуть больше 300 евро. Конечно, они получают доплаты за работу с тетрадями, за подготовку к занятиям, за классное руководство и так далее — в сумме это дает еще 30 процентов зарплаты. Но это все равно мало. Три года назад я была уверена, что работа учителя — это очень хорошо, что это надежное место с хорошей зарплатой, и всем советовала идти работать в школу. И что сейчас? В прошлом году закрыли 58 школ, еще 84 были слиты. В этом году 9 закрыто, 24 слиты». 

Хуже всего, однако, приходится ученым — для них сокращение финансирования означает полный крах всех надежд сделать карьеру в исследовательской сфере. «Денег на исследования нет. Нет исследований — нет публикаций, нет цитирования, и мы становимся неконкурентоспособными на европейском рынке. Многие наши фармакологические и химические исследовательские центры вынуждены продавать свои услуги шведским компаниям. Такие исследователи востребованы, но все результаты забирают шведы, они публикуют их, получают патенты и даже не называют имен наших исследователей. А наши ученые не имеют права писать статьи об этом. Это современные рабы: им нельзя говорить, они могут только работать. Даже на европейских конференциях им запрещено об этом говорить. Один наш исследователь был на такой конференции, там он сидел рядом с нобелевским лауреатом, и тот спросил его: "А вы чем занимаетесь?” Но ему нельзя было говорить о своих исследованиях!» — возмущается г-жа Трапанциере. 

Александр Кокшаров. Сергей Сумленный. 

 

 

 



Источник: Доля бедных самая большая в Евросоюзе — 23%, и это с учетом всех социальных трансферов.
Категория: Новая европейская бедность | Добавил: malech (14.10.2013) | Автор: Латвия, бедность, безработица, бомж
Просмотров: 1167 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск

   

   

  • Все имеет обратную сторону
  • Твое право, знать правду, Русич!
  • Впустите деньги в свою жизнь
  • Словарь мифов и заблуждений
  • Грязная Европа
  • Еврейские звезды российской эстрады

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz