Четверг, 26.04.2018, 22:14
Приветствую Вас Гость | RSS

Грязная Европа Dirty Europe

Меню сайта

   

   

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Жизнь новых стран в Евросоюзе

Вступив в ЕС, Венгрия внезапно свалилась в бедность

Пример целой нации, которая наделала долгов в лучшие времена и внезапно свалилась в бедность, — Венгрия. В 2008 году она пережила стремительное падение курса национальной валюты, поставившее страну на грань дефолта. Самой большой проблемой для десятимиллионного венгерского населения стали кредиты, взятые в годы экономического роста в иностранной валюте: долларах, евро и швейцарских франках.

 
Мы сидим в офисе венгерского филиала компании Intrum Justitia — международной коллекторской компании. Офис сборщиков безнадежных долгов расположен на северной окраине Будапешта — города, в котором живет больше 20% населения страны. То тут, то там в красивейшем Будапеште можно увидеть замороженные стройки — это девелоперы свернули строительство на время кризиса, как только иссяк кредитный ручей, питавший экономику страны. «На протяжении тридцати лет мы наблюдали активный рост, ускоренный кредитами», — говорит о европейской экономике Петер Фелфалуши, исполнительный директор венгерского филиала Intrum Justitia. Открывшись западной финансовой системе и зарекомендовав себя маленьким, но надежным сборочным цехом Европы (чего стоят одни цеха Audi), венгры начали немедленно приобщаться к кредитному богатству. 

«Более 90 процентов займов в Венгрии бралось в иностранной валюте, в первую очередь в швейцарских франках. Если кто-то хотел купить дом, то у него не вставал вопрос, может ли он его себе позволить. Люди напрягали свои возможности до предела. Они высчитывали минимальную сумму, необходимую им в месяц для проживания, и за счет остального дохода выплачивали кредит, не делая резервов. Они не беспокоились о риске, об обменных курсах и так далее. Они покупали квартиру площадью 100 квадратных метров, даже если им было достаточно 80 метров. Это была прелюдия», − вспоминает г-н Фелфалуши. 

Обменный курс форинта обвалился в считаные недели. Кредитные платежи граждан, получавших зарплату в форинтах, взлетели до небес. «Располагаемый доход в странах Европы сократился на 6–10 процентов, за исключением Польши, которая чувствует себя лучше. В Венгрии же он упал на 18 процентов. Если бы люди не набрали кредитов на предельно возможные суммы, это не было бы проблемой, но сейчас они должны возвращать их. Около 100 тысяч венгерских семей может потерять свои дома. Конечно, люди сами виноваты в том, что набрали кредитов, но финансовые продукты стали слишком сложны даже для профессионалов. А эти необразованные люди вообще ничего не понимали. Я думаю, 95 процентов из них не понимали сути кредита. Богатые не нуждались в больших кредитах, обычно у них есть резервы, чтобы выплатить долг. Большинство тех, кто взял кредит, — это бедняки и нижний сегмент среднего класса. Если вы видите рекламу по телевидению, она вся про то, что "вы заслуживаете”. Вы заслуживаете Сейшелы, вы заслуживаете дом, вы заслуживаете то и это. И человек думает: а ведь точно, заслуживаю! Вот почему я бы ввел регулирование хотя бы того, как банки могут рекламировать определенные виды кредитов. Сейчас вы рекламируете не кредит, а продукт. Вы рекламируете поездку на Сейшелы или большую квартиру», — рассуждает г-н Фелфалуши. 

Кредитный кризис, ударивший по среднему и низшему классам, порой принимает в Венгрии странные формы. Несколько месяцев назад местные медиа взахлеб сообщали о юной венгерке, выставившей на интернет-аукционе свою девственность, чтобы расплатиться по ипотечному долгу своих родителей. История, отлично вписавшаяся в тематику желтой прессы, демонстрирует, однако, накал проблемы. После нескольких лет более или менее обеспеченной жизни десятки тысяч семей действительно могут оказаться на улице. А это, в свою очередь, может привести к серьезным социальным волнениям. В конце концов, всего четыре года назад по Будапешту прокатились демонстрации, в ходе которых протестовавшие против правительства даже выкатили на улицы города музейный танк Т-34. 

«В истории Венгрии было много таких примеров. В 1930-х жители нападали на полицейских и убивали их, если те пытались выселить крестьян из домов. Крестьяне делали оружие. Сегодня политики более осторожно подходят к этим вопросам», − говорит заместитель председателя венгерской Палаты судебных приставов Ференг Части. Г-н Части опаздывает на встречу в ремонтируемом офисе Палаты приставов на добрый час, а когда приезжает, оказывается похож на большого медведя. Широкий, крепкий, с крупными чертами лица, он носит шлепанцы на толстые носки и с гордостью показывает на стены своего кабинета, где обильно расставлены большие и маленькие судебные молотки, символ власти. 

«Убеждать выплатить долг по частям? Нет, мы работаем не так, как Intrum Justitia, мы государственная структура, мы можем принудить платить», — говорит он, слегка сдерживая ухмылку и многозначительно прищуриваясь. 

По мнению г-на Части, главная проблема борьбы с бедностью в Венгрии — это все-таки не снисхождение к беднякам, а социальная справедливость. «Где справедливость для обычных людей? Для тех, кто добросовестно платит по кредитам, кто работает и платит налоги, из которых оказывается социальная помощь? Если мы будем излишне мягкими, все объявят себя банкротами. Тогда выселять придется не сто семей, а тысячи. Государство должно послать обществу два сигнала: во-первых, мы готовы применить силу, чтобы контракты исполнялись; во-вторых, ни один неплательщик не сможет избежать судебного решения», — говорит он и рубит воздух рукой. 

Дороже Германии 

В том, что жесткая рука государства может решить венгерские проблемы, сомневается немецкий предприниматель Андреас Меллендорф. Уже много лет он живет в Венгрии и уверен: социальное положение многих венгров дошло до критической черты. «Продовольствие, бензин стоят в Венгрии не дешевле, а то и дороже, чем в Германии. Молоко здесь дороже, чем в Германии, сахар дороже и так далее — потому что крупные сети наживаются благодаря низкой конкуренции. Если сравнить зарплаты по покупательной способности, то местные зарплаты составляют около 25 процентов немецких. Даже в Германии людям все труднее сводить концы с концами — что говорить о Венгрии?» — рассуждает г-н Меллендорф. 

Дом Меллендорфа расположен в престижном районе Будапешта, на улицах запаркованы машины с немецкими и словацкими номерами — регистрируя машину за рубежом, богатые венгры уходят от налогообложения. Впрочем, так или иначе, инфляция задевает всех. «Удорожание жизни происходит постоянно, и многие аспекты никак не отражаются в статистике. Например, то, что исчезает возможность бесплатно запарковать машину на улице. Или то, что некоторые дороги становятся платными. Эти факторы стоимости жизни не будут упомянуты ни в одной формуле подсчета инфляции», — говорит немецкий предприниматель. 

Итогом нарастания социального давления, считает Андреас Меллендорф, может стать настоящий взрыв: «Венгрия подошла к грани приемлемости социальных условий. У меня есть знакомый венгерский бизнесмен, он и его друзья ожидают возможной гражданской войны — вплоть до того, что они с друзьями сняли грузовой самолет "Антонов” и держат его наготове», — говорит г-н Меллендорф. 

«Умоляю, инвестируйте в свиноферму» Но если Будапешт еще более или менее успешно справляется с бедностью, в основном за счет туризма, то в венгерской провинции дела идут куда хуже. Село Мучи лежит всего в паре часов езды от Будапешта и в полусотне километров от курортной Мекки Венгрии — озера Балатон. Основанное полторы сотни лет назад переселенцами из немецкого Гессена, сегодня Мучи, где живет около 500 человек, представляет собой достаточно жалкое зрелище. 

«Почти все население села — безработные, денег ни у кого нет. Если люди и работают, то в подавляющем большинстве это нелегальные подработки», — рассказывает пенсионер Бернхард Шиллинг. Несколько лет назад, выходя на пенсию, житель Баден-Вюртемберга Шиллинг решил переселиться из Германии в тихую небогатую страну и остановился на Мучи. Тогда он еще не знал, что вместо спокойной старости он получит полную занятость в качестве эмиссара благотворительной немецкой организации «Конвой надежды». Грузовик за грузовиком Шиллинг принимает поношенную одежду и старую мебель, посуду и бытовую технику. Помещение, из которого г-н Шиллинг раздает товары местным жителям, — маленькая мазанка в центре села. На стене висят огромные четки-розарий. «Это тоже кто-то пожертвовал», — поясняет Шиллинг. 

Главный раздаваемый товар — одежда. «Кроме поношенной одежды, которую жертвуют частные лица, приходит много новой одежды из торговых сетей — с легким браком. Такую одежду я стараюсь починить и тоже раздать», — говорит жена Шиллинга. Одно время некоторые жертвователи пытались сбыть «Конвою надежды» совершенно бракованные вещи, и организации пришлось ввести плату за пожертвования: одна коробка — один евро. В итоге жертвователи стали ответственнее подходить к выбору вещей, а «Конвой» может частично оплатить транспортировку. 

В селе достаточно много машин — в основном «трабанты», брошенные восточными немцами, когда двадцать лет назад они бежали на запад через Венгрию. Но основная проблема не машины, а бензин. «В деревне многие жители настолько бедны, что покупают бензин для пил и мотоблоков в литровых бутылках — они не могут поехать за бензином на заправку и ждут, когда кто-то из обеспеченных жителей привезет его», — поясняет Шиллинг. 

Главное препятствие для развития села — полное отсутствие работы и оторванность от мира. Дорога до Мучи частично не асфальтирована, поэтому прямого автобусного рейса из ближайшего города сюда нет. Чтобы добраться до ближайшего места, где есть работа, надо ехать окружным путем со многими пересадками. Сельский староста Корнель Биндер, огромный грузный мужчина с густыми черными усами, разводит руками: «Чтобы заасфальтировать дорогу, нужны деньги. Евросоюз готов их дать, но не больше 25 процентов от стоимости проекта. 75 процентов должно профинансировать само село. Таких денег у нас нет, поэтому живем без автобуса». 

Несколько месяцев назад Мучи подало заявку на другой проект — на который деньги были. В рамках европрограммы благоустройства сел для повышения их туристической привлекательности теперь по всему селу, отрезанному от внешнего мира, через каждые пятьдесят метров, расставлены превосходные вазоны для живых цветов. Что наглядно демонстрирует действенность европейских фондов по поддержке отстающих стран Европы. Корнель Биндер, похоже, отлично понимает нелепость такого украшения. «Тут остаются только дураки», — бормочет он, отвечая на вопрос, хочет ли, чтобы двое его детей остались жить в Мучи. 

С Бернхардом Шиллингом мы проходим по селу. Немецкий пенсионер указывает на дома, поясняя, где живут рачительные хозяева, а где — транжиры, не берегущие и того, что имеют. «Вот, смотрите, это двор хорошего хозяина, все чисто и ухоженно. Но это исключение. А вот соседний двор — все уже разваливается. Я хорошо знаю этого хозяина, он пару месяцев назад разобрал свой колодец, продал все кирпичи из него и теперь просит у соседа воды для полива. Вообще, тут много брошенных домов, люди их разбирают и продают кирпичи. Или разбирают свои коровники. Так поступали еще после войны, когда венгры и цыгане захватывали оставленные немецкие дома», — говорит г-н Шиллинг. 

«Бывает еще хуже, они просят посевную картошку и не сажают ее, а съедают, — сокрушается жена г-на Шиллинга. — Или вот одна семья: жена забеременела двойней, они попросили достать в Германии коляску для двойни, но чтобы дети сидели друг за другом, иначе она не проходила бы в дверь. Мы достали. И тут выяснилось, что один из детей родился больным. Что бы вы думали? Коляска заброшена, мать этим ребенком вообще не занимается, просто ждет, когда он умрет, даже не гуляет с ним». 

Пожилая женщина внезапно словно переключается и всплескивает руками: «Послушайте, вы не представляете, как тяжело этим людям. Поденщик получает 3500 форинтов за четырнадцатичасовой рабочий день, это 11–12 евро. Они едят мясо далеко не каждый день. Тут рядом с селом стоит почти достроенная свиноферма на несколько сотен голов — все почти готово. Я знаю, в России много богатых людей, бизнесменов. Я умоляю, пусть кто-то инвестирует сюда, эта ферма была бы спасением для села, просто спасением. Это же единственное, что эти люди действительно могут хорошо делать». 

 
Гуляш,  как рождественский подарок
 
Слово «очередь» обычно ассоциируется у нас с социалистической плановой экономикой в качестве её непопулярного атрибута, являющимся и символом вожделения широкими массами дефицитных товаров народного потребления. Однако явление, как оказывается, легко приживается и в стране с рыночной экономикой, находящейся в семье демократических европейских государств - ЕС, несмотря на устоявшийся стереотип о сытом и благополучном государстве «цивилизованного мира», являющийся основным мотиватором в желании стать хоть членом, хоть союзником, хоть кандидатом в союзники Европейского Союза, лишь бы двигаться по пути к подобному благополучию. Подобная мысль прослеживалась, например, из текста известной статьи бывшего главы украинского МИД Константина Грищенко в прошлогоднем номере «Зеркала недели» - как обоснование евроинтеграционных устремлений Украины. Текст ссылается на евроинтеграционные надежды граждан Украины – и данным материалом хотелось бы привести пример, насколько они уместны. 

По отдельным фрагментам прошлогодней статьи экс-министра иностранных дел Украины видно, на чём основывается необходимость нынешнего вектора внешней политики. (Актуальность тезисов пока что не изменилась). «ЕС для нас важен не столько как комфортабельный дом, куда мы хотим въехать, сколько как инструкция по строительству собственного комфортабельного дома. Европейская интеграция… – это схема имплементации европейских рецептов успеха на украинской почве». «Европа, даже при всех своих нынешних проблемах, — это образ успеха для большинства украинцев. Это знак надежды, который украинский политикум прививал украинскому избирателю в течение двух десятилетий. Идея будущего членства в ЕС прочно сидит в сознании украинского избирателя. Ориентация на ЕС стала «общим местом» для всех ведущих политических сил в Украине». Не стоит придираться к логическому построению в аргументации бывшего министра в виде замкнутого круга –политикум прививал в течение двух десятилетий украинскому избирателю идею будущего членства как знак надежды => идея будущего членства в ЕС прочно сидит в сознании украинского избирателя => все ведущие политические силы должны ориентироваться на ЕС, поскольку идея будущего членства в ЕС прочно сидит в сознании украинского избирателя – гораздо наглядней продемонстрировать случаи, когда определённые явления в рамках ЕС, в нашем случае происходящие на Рождество в Венгрии, совсем не являются примерами «образа успеха» и «знаками надежды».


"Будапешт 12.24.2012: ещё никогда очередь не была столь длинной"
 
Подозреваю, что «образами успеха» служат ведущие западные страны с высоким уровнем доходов населения, пусть и с высоким уровнем государственного долга, но являющимися финансовыми центрами и обладающими высокими технологиями, однако гораздо более проблемными оказываются долги периферийных стран Европы. Во избежание дефолта в обмен на новые заимствования Евросоюз и МВФ требуют от них исполнения плана жесткой экономии, включающий повышение налогов. Если греки отчаянно протестуют против мер экономии переходящими в стычки с полицией шумными акциями, то в Венгрии многие смиренно встают в очереди – за благотворительной раздачей пищи. Евроромантикам следует более ориентироваться на эти тревожные знаки. 

Не столь выразительны цифры уровня безработицы, государственного долга, обязательства венгерских граждан по кредитам, сокращения потребления основной массы венгерского населения, уровень бедности, как вид огромных очередей за бесплатной горячей едой. Приуроченные к рождественским праздникам благотворительные акции происходили в Венгрии и ранее, только ныне, по всеобщему признанию, они побили рекорды – по количеству желающих и длине очередей к раздаваемым порциям еды. Скорее всего, передающие новости об этих акциях СМИ желали больше передать гуманность многочисленных устроителей, но когда количество нуждающихся наглядно превысило ожидания, вышло несколько иначе – в комментариях к статьям можно было встретить коварный риторический вопрос «а нужно нам это было?», издание «Népszava» поместило подборку фотографий с заголовком «Вот к чему мы пришли». Как всегда в таких случаях, к резонансной серии акций подтянулись самые различные религиозные, общественные и политические организации, муниципалитеты, музыканты, спортсмены, мэры городов. В проходящей на территории всей Венгрии рождественской благотворительной раздаче пищи, продуктов питания длительного хранения, одежды приняло участие, наверное, большинство политических партий и религиозных конфессий (не считая специализирующихся на благотворительности организаций), от ультранационалистов из «Йоббик» до социалистов, от кришнаитов до баптистов. 

Очередь к кришнаитам

О самых заметных акциях передавали репортажи все ведущие венгерские телеканалы, писали все газеты. Драматизм передаваемых кадров несколько оттенял возвышенность оказываемого благотворительностью жеста, но почему-то напоминал военные сводки из района боевых действий. Впрочем, вот нарезка из рождественских новостей ведущих телеканалов и некоторых изданий. (Отмечу, что начинались такие обзоры часто с благотворительной акции кришнаитов – то ли из-за того, что оседлали они достаточно значимую площадь Пешта, то ли сказалась многолетняя регулярность подобных раздач, то ли Кришна в Венгрии стал так популярен – можно гадать). 


«В этом году было роздано больше порций на благотворительной раздаче горячей еды на площади Блаха Луиза, чем в прошлом. Уже недостаточно привычных для прошлых лет 1000 порций. Для всё большего числа бездомных – это единственный шанс поесть горячую пищу на Рождество. На праздники во многих местах страны происходит благотворительные раздачи обездоленным…» Куратор кришнаитской организации «Пища ради жизни» Силай Петерне: «Как мы заметили, очень много семей. Большое число людей приходит вместе с детьми. Приходит и огромное количество пожилых людей». (В кадре - мать, в одиночку воспитывающая пятерых детей, один из них хронически болен, и на Рожество почти ничего не остаётся для праздничного стола, но в кадрах репортажей и на фотографиях можно видеть внешне вполне здоровых людей). «…Огромная толпа собралась за час до начала до традиционной раздачи горячей пищи кришнаитами. Говорит женщина с грудным ребёнком: «Мне удалось пройти быстрее, так как с грудным ребёнком пустили вне очереди». «…Очень большое число людей приходило вместе с детьми, как и вот эта женщина, у которой на Рождество кончились деньги и которых и так становится с каждым годом всё меньше: «Очень стеснены в средствах, и акция мне весьма помогает». Более десяти лет раздают на Рождество на этой площади пищу, и с каждым годом всё больше нуждающихся. Сегодня также извивалась длинная очередь за гуляшом и продуктами с длительным сроком хранения. Многие знали, что такой обед будет лишь на Рождество, поэтому терпеливо ожидали очереди». Михай Сабов: «В такой ситуации, когда большая толпа, люди напирают друг на друга, стараясь как можно быстрее получить порцию еды, что отчасти и понятно». «По все стране благотворительную раздачу пищи устраивают на Рождество, но голодные люди остаются и после праздника». Силай Петерне, кришнаит: «Мы получали запросы от совсем маленьких посёлков, когда практически весь населённый пункт не имеет работы, с просьбой обеспечить питание около двухсот человек, но и мы не можем переступить свои возможности». 

 
Конечно же, занимались благотворительностью не только кришнаиты. «На главной площади Кечкемета общество им. Кароля Войтылы раздало 300 порций секейской капусты, организация будет ждать нуждающихся и на Новый год. …Многим не хватало средств не только на ёлку, но и на еду. Для них раздавали пищу в Будапеште и других венгерских городах. Однако не только количество нуждающихся растёт, но и количество благотворителей. Более шести миллионов форинтов перечислили в рамках благотворительной кампании экуменические службы. Баптистская служба милосердия собрала перед праздниками более двадцати двух тысяч коробок с подарками». 


 
Диошдьёр: раздачу организовывает организация Rotary Club
 
«Экуменическая благотворительная организация ежедневно будет раздавать до 1000 порций еды бездомным и проживающим в тяжёлых социальных условиях семьям. В субботу в XIII округе Будапешта помощь будут оказывать посол благотворительной организации Иштван Ковач (известный боксёр), Криста Д. Товт (известный телеведущий), Илдико Керестеш (певица и актриса) и Кати Вольф (певица)…» 

«В Ниредьхазе, Сольноке, Веспреме, Варпалоте, Папе и Будапеште группа Bige Holding будет раздавать нуждающимся 60 тысяч порций еды во время рождественских праздников. Списки нуждающихся составляют 14 благотворительных организаций, которые и передают талоны на питание, с помощью которых можно или поесть в ресторане, или забрать еду с собой…» 

Находящиеся ныне в оппозиции социалисты также устраивали благотворительные раздачи в различных городах, хотя не скрывали, что акции являются и «способом привлечения внимания» - проще говоря, протестной акцией. Вот что говорили партийные функционеры на своём мероприятии в Чепеле, районе Будапешта: «Венгрия – страна, где 4 млн человек живут ниже прожиточного минимума, а 1.5 млн человек – в глубокой бедности. Правительство Фидес сделало страну такой, где отбирают доходы у бедной части населения и передают их обеспеченным. Социалисты раздают сегодня в Чепеле сто порций еды, зная, что это не такая большая помощь, но акция служит и для привлечения внимания к проблеме… Особое беспокойство нужно испытывать за 450 тысяч детей, которые в сегодняшней Венгрии голодают». (Стоит добавить, что население Венгрии – около 10 млн, а ответственность смело можно возложить на все управлявшие Венгрией последние двадцать лет политические силы). 


 
Благотворительность в Бекешчабе

Ещё одна заметка с Zaol.hu. «Более пятисот нуждающихся были накормлены 24 декабря после полудня в Кестхейе Ассоциацией руководителей цыганских общин Венгрии. По словам пресс-секретаря организации, на площади Ракоци был поставлен шатёр, и нуждающихся людей угощали гуляшом, ореховыми пирогами и горячим чаем, вне зависимости от того, принадлежат ли они к цыганскому меньшинству или нет. Ассоциация организовала подобные благотворительные акции и в других городах – Будапеште, Дьёре, Мишкольце, Капошваре, Сомбатхейе и Сольноке». 

Где-то издания подчёркивали, что после наплыва посетителей из раздаваемой помощи не оставалось ничего, а кто-то в комментарии восклицал: «Да разве такое возможно было при Кадаре!» (Читатели, думаю, помнят венгерского лидера времён социализма). Вряд ли многочисленные религиозные организации имели возможность при прежнем строе организовывать громкие публичные акции, но в подобных нынешним не было и необходимости. Не будем докапываться до причин обнищания немалой части населения, цель материала хотелось бы видеть несколько в ином: показать рядовым евроромантикам на территории постсоветского пространства, в очередь к какой комфортабельности и какому благополучию они стремятся
.
 


Источник: Пример целой нации, которая наделала долгов в лучшие времена и внезапно свалилась в бедность, — Венгрия.
Категория: Жизнь новых стран в Евросоюзе | Добавил: malech (14.10.2013) | Автор: Венгрия, бедность, дефолт,
Просмотров: 918 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск

   

   

  • Все имеет обратную сторону
  • Твое право, знать правду, Русич!
  • Впустите деньги в свою жизнь
  • Словарь мифов и заблуждений
  • Грязная Европа
  • Еврейские звезды российской эстрады

  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz